Skip to content

Сурганова книга писем читать онлайн

У нас вы можете скачать книгу сурганова книга писем читать онлайн в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Ночные Снайперы в Беларуси. Весенний тур Ночных Снайперов апрель. Сурганова и Оркестр в Южно-Приморском парке. II фестиваль благотворительного фонда AdVita. Диана Арбенина на церемонии премии "Ника".

Весенний тур Ночных Снайперов март. Весенний тур Сургановой и Оркестра: Концерт "Сургановой и Оркестра" в поддержку Ксении Собчак. Диана и Света в зимней прессе. Февральские гастроли Сургановой и Оркестра. Зимний тур Ночных Снайперов. Бенефис Тамары Гвердцетели в Кремле. Чартова Дюжина в Ледовом дворце Москва. Спектакль "Моя счастливая жизнь" в Москве. Диана и Света в новогоднем эфире. Фестиваль "Весело" в Азербайджане. Купить книгу можно будет только на концертах группы. Фото на обложке прекрасное, но вот серые цифры на черном фоне вызывают не самые веселые ассоциации.

А где вы видели обложку? Недипломатично будет как-то так. Когда я первый раз увидела оформление альбома "4", то оно живенько напомнило знаменитое полотно юной Дианы Сергеевны под названием "Никогда не люби". Но тот шедевр хоть оживлял красный цвет, а здесь черная клякса еще и расползалась, судя по всему, по болотной трясине. Казалось бы, такой позитив уже практически невозможно переплюнуть. Но Светлане Яковлевне с дизайном в виде надгробной плиты самой себе это удалось.

Ха, а я не помню такой картины Это не клякса, это изобретение музыки. Анонс "Книги писем" на оф. Идея создания этой книги родилась после одного интервью Светланы Сургановой.

Позже Светлана рассказала, что уже много лет получает не только электронные, но и бумажные письма от своих слушателей и бережно хранит их дома в плетеном сундуке, что они очень поддерживают её и во многом благодаря им она понимает, ради кого и во имя чего она стоит на сцене, что всё не зря.

По ее словам, это то, что дает ей силы, энергию и поддерживает вот уже десять лет. После этого рассказа письма стали приходить сотнями. Истории в них были и простые, и самые необыкновенные. Мы собрали их под одну обложку.

Эта книга — дитя любви и благодарности слушателей к одному человеку, однажды изменившему их жизни. Её оптимизм и жизнелюбие возвращают людей к жизни, помогают пережить потери и разлуки, учат не бояться, доверять и открываться. Поклонники Светланы Сургановой рассказывают о своем пути к творчеству этой удивительной женщины.

Кто-то эмоционально, кто-то сдержанно, с долей юмора и самоиронии, кто-то сквозь боль и отчаяние, но все они нашли нужные слова, чтобы сказать спасибо той, что обнажила перед ними своё сердце. Эта книга выйдет из типографии в канун летия группы и будет представлена на концертах в С-Петербурге и в Москве, а позже заказать через форму на сайте.

Пока же мы принимаем заявки здесь pismosurganovoi gmail. Но Света рискнула, и это достойно уважения. Песни, стихи, верлибры — все творения Светы — это она сама. Противоречия между автором и лирическим героем нет. Все честно, все — правда. Здесь масса нового, ранее никому не известного. Света — человек, который способен удивить очень многих, в том числе и меня. Она припрятывала, хранила это годами и наконец решила поделиться.

Ее стихи и верлибры кратки и емки, запоминаются навсегда. Они документальны — своеобразные вещдоки, свидетели событий, происходивших в ее жизни. Выход этой книги — огромное событие для меня, близких и родных Светланы, тех, кто любит и уважает ее творчество, кому оно помогает обрести себя и найти свою дорогу в жизни.

Бесконечно восхищает умение Светика делиться с людьми Светом, пробуждать позитив, укреплять силу духа и благородство души. Свете Сургановой не надо решать задачу, как захватить внимание читателя, как убедить его купить эту книгу. Уже много лет почитатели ее таланта по доброй воле и с превеликим удовольствием ходят на ее концерты, читают ее интервью, чтобы найти ответы на жизненно важные вопросы: Всем и всегда нужны идеи, на основе которых можно строить собственную модель мира, в которой и жить.

Но в истории с этой книгой есть и нечто иное. Тот, кто открыл ее, хочет узнать о Свете Сургановой еще больше, как можно больше, хочет догадаться, читая между строк, о ее тайне и о ее скрытностях.

Прощальный вальс мы бережно храним. Мы помним юность и любовь солдат сороковых. И слышим эхо той войны в звуках метронома, в тихом плаче матерей, в шуме ветра в поле. И может, лет так через сто мы будем вспоминать, как шли бои, как пал солдат, и тот прощальный вальс. Если спросите меня, кого люблю на свете я, я отвечу без задержки, не тая, что на свете для меня есть одна любовь — мечта, это — музыка.

Музыка, музыка, ты вечна, как Млечный Путь, моя музыка. Ты в сердце живи, за собою зови, любимая музыка! Сестер и братьев созови на бой священный, бой любви. Когда бы враз забыли люди смерть и зло… Ты только в этом помоги, вражду и ненависть сотри, в людских сердцах посей надежду и добро.

Покуда живы в делах твоих, в мечтах твоих — печалям нет причины. А ты живи, не жди наград — там всем за все воздастся. А кто был прав, а кто не прав — не будем разбираться. Нам главное, чтобы рассказ не вызывал в нас скуки. Ни черт, ни Бог нам не указ, и нет для нас науки.

Видать, дождей напасти играют пагубную роль в моей судьбе-злосчастии. Ты был, ты есть и будешь мой без лишних рассуждений! А дочь моя боится темноты. Я сам ее боюсь, давно уж взрослый. Зато люблю я утренние росы и тихие вечерние часы, и тихие вечерние часы. О, солнечные светлые пути… И все-таки порою темень ближе. Я свет включу и ничего не вижу, а выключу — Вселенная, свети!

А выключу — Вселенная, свети! Как звезды ярко тайною горят, как сумрак неба грозен и серьезен. Как сумасшедший по вершинам сосен, иду туда, куда глаза глядят, иду туда, куда глаза глядят. А что-то прожито, и что-то понято и мне доказано рассудку вопреки. А что забудется, ведь то не сбудется; и мне пора уже итог свой подвести, и мне пора уже итог свой подвести. Да только годы, годы, годы, годы, годы, годы вдаль торопятся, словно кони на дистанции к заветной финишной черте уносятся.

А что же прожито, а что же понято? Какие истины открыла для себя? А правил — тысячи, а истин — множество, и все же исповедь — вот первая звезда.

И все же исповедь — вот первая звезда. Про все, что прожито, и все, что понято, хочу от многих я услышать тот рассказ. Да только люди, люди, люди, люди, люди недоверчивы, словно птицу позовешь, та прилетит и снова вмиг отвертится. Ведь что-то прожито, ведь что-то понято. Теперь смогу вас от ошибок уберечь. Всех вас, кто в памяти да с незапамятных — всех вас обнять хочу и сердца не жалеть. Всех вас обнять хочу и сердца не жалеть. Про все, что прожито, и все, что понято, хочу я в песнях и стихах вам рассказать.

Да только рифмы, рифмы, рифмы, рифмы, рифмы все не клеятся, как и жизнь — не все поэзия, и прозе место уступать случается.

Время, о тебе я вновь пою песню, что с весны в душе храню. Нет, нет, не про осенний дождь и тьму — про вечную молодость, верность безмерную, про светлую радость друзей бескорыстных, про землю свою. Время — ты ценитель всех миров, смотришь в нас с высоты седых веков. Нет, не попрошу покоя я.

Придай мне только силы, чтоб в век вступить счастливый, не дай угаснуть сердцу без огня. Сотни строф ждут великих талантов, будет падать звезда для поэтов.

Закружись, молодая планета, в вихре бодрого доброго танца, подхвати эту песню и с нами п ой про мирное небо и счастье! Жизнь, ты, как вешняя вода,— мчишься от истоков в никуда. В миг, в час, когда я в мир уйду иной, хочу оставить землю, друзьям — цветы и песни, врагам — все то, что понял о былом.

Неправ кто мир наш окрестил бессмертным и надежным. Да, он велик, но только вширь, А в сущности, ничтожен. Он хрупок, как осенний лед, он есть, пока еще живет, но вот уходит в никуда, как с листьев падает роса.

Приверженцы теории английского попа на клочья рвут бездонный мир, как корку апельсина. Те проповеди Мальтуса затмили им глаза, а ведь слепцу не знать, куда ведет его насилье. Будь ты скрипач или статист, ты прежде врач — и в том долг твой, чтоб мир наш чудный исцелить от лихорадки звездных войн! Ты вспомни только об одном: Тебя я в мыслях не держу. Куда хочу, опять хожу, я не иду с другою. Тебя я в мыслях не держу, и сердце вновь в покое. Свободой личной дорожу, мне не бывать с другою.

Открылся мир мне новый. Отрады в нем не нахожу и не найду с другою. Тебя я в мыслях не держу…. А на щеке твоей вчера была моя слеза.

А ты спала с улыбкой так сладко, беззаботно. В тот миг, как никогда, поверь, мне было больно, но разбудить тебя не поднялась рука. Прости, мой милый человек, за то, что никогда, как прежде, ты не будешь мне единственной опорой. Когда уходят разом все, мне пусто и печально; в обитель селится тоска. И все-таки сначала я перед тем, как мне введут интрокардиально адреналин, вам буду петь — себе искать причала.

Упрекните за обычность, за бесцветность дня. Каюсь в том, что мне его не сделать лучше. Но не упрекайте в скупости творца и в безучастии тут же. Рвите фото, жгите письма, хлопайте дверьми! Пусть вашим станет то, что свойственно гордыне, но не превращайте в пепел души тех, кто верен вам поныне. Кто любит вас поныне. Перейти на страницу книги "Тетрадь слов". Молельный робот Захария Автор: