Skip to content

Нермин безмен книга курт сеит и шура читать онлайн

У нас вы можете скачать книгу нермин безмен книга курт сеит и шура читать онлайн в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Та стояла возле гардероба и с задумчивым видом слушала Петра Бобринского. Пушкин писал, как русский, а Мицкевич звал поляков на бой, а сам сидел в Германии и разводил романы с немочками.

Это во время восстания! А Вяземский не пример, Вяземский вообще втайне не любил Пушкина. Вот и записал потихоньку в старую записную книжку — для потомков. Один из сопровождающих ее поклонников отворил перед ней дверь, но она остановилась на пороге и вновь обратилась к Бобринскому. Пушкин ведь никогда не описывал внешности своих героев. Только Пугачеву и Хлопуше он дал внешность — подлинную, историческую.

И вот импровизатору — внешность Мицкевича. И третья тема на вечере, малопонятная, предложена им самим — импровизатором, Мицкевичем. Она подала ему руку, кивнула на прощание, благосклонно улыбнулась Фанни Фельдман и вышла, не удостоив остальных провожавших даже взглядом. Шура присела и тоже поздоровалась с ним, а потом и с подошедшей Мэри Трубецкой, которая тоже была среди поклонников, провожавших Ахматову.

К тому же мы тоже встретились случайно. Я только приехала, а граф, к сожалению, уже уезжает. После Ахматовой читать бессмысленно. Они втроем стали спускаться по лестнице, и Бобринский, выполняя Танину настойчивую просьбу хотя было видно, что он отказывается только ради приличия , начал читать:.

Это был, конечно, не Пушкин и даже не Ахматова, но Шуру заворожили сдержанный ритм его стихов и живой язык, легкими мазками создающий перед мысленным взором образ утреннего Петрограда.

Пожалуй, только теперь она впервые посмотрела на Петра Бобринского серьезно, как на человека, личность, а не просто как на приятеля ее друзей или сына отцовских знакомых. Она припомнила, что о нем говорил отец. Кажется, он был ранен, поэтому покинул воинскую службу. Странно — поэт и война. Разве война — место для поэта?

Что за время у них такое?.. Ее размышления прервала Фанни Фельдман, которая нагнала их внизу и спросила, не могут ли они подвезти ее до дома. Бобринский галантно согласился, а Таня весело спросила:. Толстая баба стояла с попугаем, восседающим на жердочке над квадратиками бумажного счастья. Рослый швейцар распахнул перед ними тяжелую дубовую дверь ресторана и почтительно поклонился, всем своим видом показывая, что безмерно счастлив их видеть.

А сразу за дверью, в выстланном богатым ковром холле склонились в поклоне два лакея и вежливо предложили следовать за ними в гардероб. Оставив там шубы, Шура с Таней прошли в зал, на пороге которого их встретил величественный метрдотель в смокинге, похожий на пожилого царедворца.

Где вам будет угодно сесть? Шура едва успела сесть, как словно из-под земли выросли два официанта во фраках и белых перчатках, один из которых поставил на столик вазу с белыми розами. Но к удивлению Шуры, с ними они не заговорили — меню Таня со знанием дела обсуждала все с тем же метрдотелем, а официанты только записывали. Потом все трое исчезли, и буквально через минуту были поданы дополнительная сервировка и закуски.

Метрдотель появился снова минут через пять, оглядел стол, вопросительно посмотрел на Таню и Шуру, видимо молчаливо спрашивая, всем ли они довольны, и вновь исчез, оставляя их на попечение официантов.

Впрочем, потом Шура заметила, что он продолжает следить за всеми столиками, и их в том числе. Ты не поверишь, но я никогда не была в настоящем ресторане. Только в кондитерских и закусочных. Мама считала, что по ресторанам можно начинать ходить лишь после официального выхода в свет.

Я ведь полностью завишу от родителей. Хорошо еще, что мы приехали в Петроград с папой, а не с мамой, иначе меня бы и с тобой никуда не отпустили. Но Таня, к ее удивлению, вдруг откинулась на стуле и рассмеялась. Причем как-то сухо и вовсе не весело. Неужели ты и вправду думаешь, что жизнь балерины — это такое уж счастье? Ты на самом деле считаешь, что моя жизнь — это только выступления, где меня забрасывают цветами, светские рауты, где я принимаю восторги поклонников, и рестораны вроде этого?

А знаешь, каково это — репетировать, пока у тебя ноги в кровь не сотрутся? А что такое закулисные интриги — грязные слухи, порезанные костюмы, стекло в пуантах? Неужели балерины опускаются до таких гадостей? Нет такой танцовщицы, которая была бы довольна своим положением. Все, от примы до кордебалетной, недовольны, потому что мы всегда измученные, уставшие, с больными нервами. Оперные и драматические актрисы могут отдыхать, а мы каждое утро обязаны ломаться на экзерсисе до конца карьеры.

Потому и дружба связывает нас лишь на короткое время, а тайная ненависть — на всю жизнь. Мы делаем иногда сознательно друг другу гадости, но не по злобе: Я еще третий бокал шампанского выпью в честь такого случая. Балерине нельзя толстеть, иначе партнер не сможет ее поднимать, а значит — прощайте главные роли. Оперные певицы могут быть сколь угодно полными, а мы все время голодаем.

Это спальня на двадцать кроватей, и у тебя нет даже своего уголка, вся твоя жизнь на виду у одноклассниц — а они тебе не такие уж подруги, потому что все вы уже в школе — соперницы за место под солнцем. Но в то же время попробуй выделись. Тебя когда-нибудь окунали головой в холодную воду, чтобы распрямить твои кудри и сделать голову такой же прилизанной, как у остальных учениц? А представь себе колокол ежедневно в восемь утра, и хотя ты вернулась из театра в час ночи, все равно надо вскакивать, потому что у тебя всего несколько минут, чтобы одеться, выпить чашку чая и прибежать на первый урок.

Она перевела дух и словно собиралась еще что-то сказать, но передумала, плотно сжала губы и опустила голову на руки. Шура не решалась ее потревожить, но, впрочем, Таня и сама скоро вновь посмотрела ей в лицо и почти спокойно улыбнулась. Он платил за мое обучение, и у меня условия были получше, чем у учениц на казенном содержании. А потом по его просьбе и твоя матушка согласилась брать меня на летние каникулы.

Знаешь, как унизительно оставаться в училище летом? Это как клеймо — вроде как ты никому не нужна. Мне казалось, что у тебя все прекрасно — ты такая красивая, знаменитая, свободная, сама зарабатываешь деньги, сама себе хозяйка.

У меня все прекрасно! Шура хотела спросить, почему после войны, зачем тянуть? Но это был бы уж слишком личный вопрос, поэтому она просто сказала:. Никто над этим не задумывается. Люди любят по любому поводу говорить: Тебе ведь тоже, наверное, часто завидуют?

На тебе ведь не написано, что у тебя деспотичная мать и тяжело больной отец. Но я-то еще на балу у Бобринских разглядела, как вы друг на друга смотрели. Казалось, от таких взглядов сейчас зала вспыхнет. Ты меня знаешь, я теперь от тебя не отстану. Наверное, надо было возразить, сказать, что ей почудилось, и твердо стоять на своем. Но Шуре вдруг так захотелось обо всем рассказать. Должен же быть хоть один человек на свете, с которым она может поделиться своими переживаниями!

И кто это может быть, если не Таня? Это действительно было два года назад в Москве, куда она приехала навестить маму, брата и начавшую выезжать в свет Валентину. Самой ей тогда было только пятнадцать лет, поэтому вопрос о том, чтобы и ей дебютировать в обществе, даже не ставился.

Да она и не стремилась. Тот день был очень ясным и морозным — зимой бывают такие дни, когда воздух словно хрустальный, разве что не звенит, небо — синее-синее, а снег в лучах яркого солнца кажется еще белее обычного, похожим на рассыпанный сахар. Москва готовилась к празднованию Рождества Христова. Со всех концов города доносился колокольный перезвон, на каждом углу продавали игрушки и сладости, а детишки сбивались в стайки, обсуждая, какие костюмы наденут и к кому пойдут колядовать в Сочельник.

Шура тогда возвращалась с ярмарки. Удивительно, но пока она считалась ребенком, ее всюду отпускали всего лишь в сопровождении служанки, а стоило повзрослеть и официально превратиться из девочки в девушку, как сразу стало неприлично куда-либо ходить без родственника, компаньонки или равной по статусу дамы.

Но в пятнадцать лет, будучи гимназисткой, она этого еще не знала, хотя вообще-то считала себя вполне взрослой и досадовала на то, что приходится носить косу вместо модной сложной прически, как у Валентины.

Да, если бы она была на самом деле взрослой, ничего бы, наверное, и не произошло. Ведь тогда она бы не прибежала с ярмарки, весело болтая с горничной, не вошла бы вместе с ней через черный ход, а приехала бы в экипаже к парадному крыльцу. А значит, была бы в курсе того, что у них гости. Но она ничего не подозревала, суету на кухне и в людской отнесла к подготовке завтрашнего праздничного обеда и сразу побежала в гостиную, где ее старший брат Миша единоутробный — сын ее матери, Екатерины Васильевны, от первого брака должен был как раз руководить установкой рождественской елки.

В Петрограде елки уже перестали ставить по причине войны, но Москва не собиралась отказываться от старых традиций из-за какого-то немецкого кайзера.

Любовь понарошку, или Райд Эллэ против! Гранит науки и немного любви. Авантюра с последствиями, или Отличницу….

Пиковая дама и благородный король. Запасной выход из комы. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Александра и Курт Сеит ". Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Оплатили, но не знаете что делать дальше? Перейти на страницу книги. Глава 5 Русский Робин Гуд На небольшом возвышении стояла молодая женщина в строгом черном платье и кружевной шали на плечах.

Я чувствовала смутный страх Пред этой девушкой воспетой. Играли на ее плечах Лучи скудеющего света. И как могла я ей простить Восторг твоей хвалы влюбленной… Смотри, ей весело грустить, Такой нарядно обнаженной. Как с озаренных островов, Под стук расшатанных торцов Летишь с подругой полусонной…. Перейти на страницу книги "Александра и Курт Сеит". Инструкция по моей эксплуатации или Чего хочет женщина. Может потому, что она самая младшая и ее все равно никто не слушает?

Плохо быть младшей — тебя всегда считают самой маленькой и глупой и все стремятся тобой командовать. Валентина ведь старше нее всего на год, а Таня на два, но обе ведут себя так, словно они уже взрослые, а она — неразумный ребенок.

А ей, между прочим, уже тринадцать, сто лет назад в этом возрасте можно было замуж выходить! Хотя чем бы она отговорилась от гадания? Как Ниночка — что из зеркала высунется черт и даст ей пощечину? Ох, бедная Ниночка, она в их семье самая старшая, но после того, как переболела менингитом, превратилась снова в малое дитя…. А тем временем спор о гадании уже перешел в литературный диспут, и Таня с Валентиной наперебой цитировали балладу Жуковского о Светлане, выбирая места пострашнее.

Закончилось это, конечно, тем, что они насмерть перепугали Ниночку. Потом к ней приехал жених, живой и здоровый, и они поженились. Валентина и Таня, видимо, слегка устыдились, во всяком случае они прекратили спорить, и совместными усилиями им вскоре удалось успокоить Ниночку. Шура уже надеялась, что и с гаданиями на сегодня покончено, но не тут-то было.

А она сама, конечно, как всегда ни при чем! Впрочем, если Шура, как обычно, промолчала, то Таня не преминула ангельским голосом поправить:. А что касается сна Татьяны Лариной, то Онегин-то ей приснился, но она же не вышла за него замуж.

Нет, сны будущее не предсказывают, они говорят совсем о другом.