Skip to content

Читать вовка центровой книга 2 санфиров

У нас вы можете скачать книгу читать вовка центровой книга 2 санфиров в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Стюардесса была очень красива. Когда она наклонилась к Федору Ивановичу, он даже сглотнул, увидев в небольшом вырезе форменного платья молочно-белые полушария с розоватыми ореолами сосков.

Она заметила его взгляд, но не улыбнулась, как бывало еще лет десять назад, равнодушно посмотрела и молча поставила маленький поднос на откидной столик. Он посмотрел по сторонам, ребята, утомленные последним матчем, почти все спали, не собираясь перекусывать, только Серега Андреев, запасной вратарь команды, что-то говорил стоявшей около него стюардессе, которая улыбалась ему во все тридцать два белейших зуба.

Летая на самолетах уже неизвестное количество раз, он видел и не такое, поэтому, пристегнувшись, собирался вновь задремать. Неожиданно над ним послышался треск, он поднял голову и увидел, как огненный столб надвигается на него… и пришла темнота. Когда в салоне раздался треск, все непроизвольно повернули головы в ту сторону и увидели, как толстая извивающаяся молния проходит через замершего пассажира. В воздухе резко запахло озоном и паленым волосом, а подбежавшая стюардесса коротко вскрикнула и упала без чувств, увидев черное, выжженное отверстие в голове пожилого человека….

Ему надо, эта, как его, искусственное дыхание сделать. В это время Федор Иванович наконец почувствовал, что у него имеются руки и ноги, которые, казалось, сейчас отпадут от боли, он зашевелился, и его голову пронзила такая боль, что он на долю секунды вновь потерял сознание. Через какое-то время он опять пришел в себя, судорожно закашлял, затем, ерзая ногами по земле, сначала встал на четвереньки, потом выпрямился и огляделся вокруг.

На приглашение в двери зашли соседи, которых Вовка еще не знал, пожилой усатый одноглазый мужчина с ожоговыми шрамами на лице, и полная темноглазая женщина. Ну что бы ты хотел спеть старшина? Когда вступила в общий хор жена дяди Васи, Татьяна, Вовка играть перестал. Пели они хором часа два, после чего дядя Вася сказал. А потом перед войной полегче стало, прослушали меня и пригласили в филармонию, а тут война, и пришлось вместо филармонии санитаркой в медсанбате, вот там и своего суженого встретила,— и она погладила своего усатого дядю Васю по руке.

Утром будильник и гимн разбудили его вместе с родителями. Отец только усмехнулся, увидев, что его старший надел шаровары и, как был в майке, выскочил на улицу. Когда Вовка прибежал вспотевший через полчаса домой, его уже ждали у дверей. А вечером мы идем в баню, так что не задерживайтесь со своим футболом.

Там он открыл круглую коробку зубного порошка и начал чистить щеткой зубы. Затем чайник был вновь поставлен на плитку, но тут под ним вспыхнул огонек, и, только что желтая спираль потемнела. Снял чайник и осторожно вытащил спираль из лабиринта фарфорового изолятора и та немедленно развалилась на несколько кусков.

Он чертыхнулся, и сев за стол, начал аккуратно скручивать кончики нихромовой проволоки. Когда уже заканчивал последнюю скрутку, через плечо склонился проснувшийся Мишка. Вовка аккуратно вставил спираль в изолятор и воткнул вилку в болтающуюся розетку. Плитка задымила, и начала греться, на нее срочно был водружен чайник. Когда сели пить чай, Мишка был поставлен в известность о колке дров, но воспринял это стоически, и только горестно вздохнул.

После хилого завтрака Вовка полез в коридоре в щиток, выкрутил пробку, в которой был вставлен медный жучок, и под комментарии младшего брата быстро прикрепил розетку к стене. Затем они отправились к дровянику. Где лежит колун, Вовка уже знал, и, вооружившись им, начал колку. Высохшее дерево кололось с трудом, но, тем не менее, дело двигалось. Мишка таскал наколотые дрова в сарай, старательно уворачиваясь от разлетающихся поленьев. Дров оказалось совсем немного, поэтому работа была завершена в рекордные сроки..

После краткого перерыва, была принесена вода, а затем они взяли список, который оставила мать, карточки и отправились в магазин. Когда они подошли туда, оказалось, что Климова уже там. Она, видимо уже заняла очередь, и теперь стояла немного поодаль, ожидая их. Мишке до смерти не хотелось уходить, а послушать о чем будут говорить брат и девушка, но пришлось идти. Вон магазин еще не открыт. После магазина по домам.

Потом мы с Мишкой пойдем на футбольное поле. Хочешь, приходи пораньше, посмотришь, как я играю, а потом отправимся на пляж.

Только сегодня мы в баню идем, так что как вчера не удастся позагорать,— ответил он. К Вовкиному удивлению, Лена согласилась и сказала, что обязательно придет. Между тем магазин открылся и вся очередь начала заходить вовнутрь, поэтому разговор пришлось прервать. Когда они пришли на пустырь, Мишка немедленно убежал к своим одноклассникам и оттуда уже слышался его звонкий голос. Сегодня на пустыре народа было поменьше,.

Вовкино появление было встречено с радостью, и немедленно разгорелась перепалка, в какой команде он будет играть. Пришлось даже кинуть жребий. И только тогда этот вопрос был решен. Как ни странно Вовка запомнил тех, с кем вчера играл и уже безошибочно называл всех по именам. Когда игра была уже в разгаре, краем глаза он заметил тоненькую фигурку Лены Климовой, которая пришла на этот раз одна и сейчас внимательно следила за перипетиями игры.

Вот только он не заметил молодого мужчину, спортивного вида, который внимательно наблюдал именно за его игрой. Сегодня Вовке не везло, хотя его команда выиграла с разгромным счетом, но это случилось только потому, что половина другой команды следила именно за ним.

И сейчас он усилено массировал свои голеностопные суставы, которым неоднократно доставалась от сандалий и ботинок противников.

Он поднял голову, рядом стояла Климова и сочувственно улыбалась. А вот, что ты не знаешь, в этом году нам пришла директива организовать заводскую футбольную команду. Ты, конечно, по возрасту еще нам не подходишь, но мы тут с директором завода и профкомом обговорили и решили, что нам нужна еще молодежная команда, которая будет резервом нашей основной.

Поэтому, я который день обхожу вот такие самодеятельные игровые площадки и агитирую игроков, которые выделяются на общем фоне. Это правда, что тебя молния ударила?

Ты то, как согласен? Да я согласен, вот только вам надо с моим отцом поговорить, он хотел, чтобы я десять классов закончил, и пошел учиться на инженера. А так ведь мне придется поступить рабочим на завод.

Притом у тебя будет укороченный рабочий день еще два года, хватит времени на тренировки, и притом, никто не мешает тебе идти в вечернюю школу. А потом все равно ты пойдешь служить в армию. И подумай сам, кем там будет служить хороший футболист?

Конечно, если ты им станешь,— оговорился он под конец. На этом они распрощались, договорившись, что дальнейшее ему расскажет отец, и Юрий Александрович целеустремленным шагом двинулся дальше. Лена, ну, что ты, мы же может встречаться и без школы, я могу даже в гости к тебе приходить,— нахально предложил он. Пошли, может и нам раза по три выстрелить дадут.

Вовка посмотрел на Лену, которая с тревожным выражением лица следила, как к ним подбираются ее заклятые подруги, и с сожалением сказал. После этого Вовка и Лена, взявшись за руки, побежали и скрылись из вида разыскивающих их подруг, и в той стороне некоторое время были слышны затихающие возмущенные Мишкины вопли. Накупавшаяся троица сидела в тени кустов, потому что июльское солнце жарило со страшной силой, и, кроме того, они надежно защищали их от нескольких девчонок, которые уже пару раз проходили мимо, периодически пытаясь докричаться до Климовой.

Мишка увлеченно строил замок из песка, который бы при своих сверстниках строить не стал. А Вовка с Леной болтали за жизнь. За последний час Вовка узнал о своих одноклассниках столько, сколько вращаясь только среди парней, просто никогда бы не услышал. Вот только сведения эти были ему теперь почти ни к чему.

Свидетельство об окончании семи классов у него было, и на завод его могли взять, хоть завтра. Так, что в школу он этой осенью не идет. Он не сомневался, что отец, не пойдет против партийного комитета, и разрешит все, что там попросят.

Конечно, не очень улыбалась перспектива плыть по течению, но в настоящий момент ничего лучшего у него и не было. Рассуждая про себя, он не забывал болтать с Леной, шутил, рассказал несколько анекдотов, которые не сильно выходили за рамки этого времени.

Поэтому, когда наступило время идти домой, Ленка поднялась с песка неохотно, и, натягивая через голову платье, сказала:. Ты оказывается Фомин еще тот болтун.

Дома был кавардак, с постелей снято все постельное белье, которое горой лежало на полу. Павел Александрович бережно строгал хозяйственное мыло, в большой оцинкованный бак, с краями, проржавевшими от старости. В это время мама начала скидывать белье в бак, залила его водой, и сказав:. Сумки в баню были давно готовы, и они отправились в путь. Когда семейство Фоминых вышло на улицу, таких семейств, шло в баню не один десяток. Все вежливо здоровались друг с другом, и продолжали, не спеша, идти по краю пыльной дороги.

Они зашли в почти полностью заполненный вестибюль, люди сидели на стульях, ступеньках лестницы, и даже на своих сумках. Мама прошла к кассе, у которой, как ни странно, народа не было, и купила четыре билета.

После этого они разошлись, отец с сыновьями занял очередь в мужской гардероб, а мать в женский. Настало томительное время ожидания. Время от времени со второго этажа спускался распаренный побритый мужичок вальяжно подходил к стойке гардероба и протягивал алюминиевый номерок на шнурке. В ответ ему выдавалась кепка, или куртка, и потом он нырял в темный проход, откуда раздавались мужские голоса и звяканье пивных кружек. Счастливчик из очереди срочно отдавал гардеробщику какую-нибудь вещь, и почти бегом устремлялся наверх.

Не прошло и трех часов, как Фомины получил два номерка, двинулись наверх. В раздевалке в три ряда стояли шкафчики с номерами. Мишка бегущий впереди быстро нашел нужные, соответствующие номеркам гардероба. Сумки были поставлены на пол шкафчиков, грязная одежда сложена в пакет, достаны лыковые мочалки и куски стирального мыла.

И, наконец, батя, развернув главный пакет, вытащил сухой дубовый веник. Я уж лучше прошлогодним побьюсь. Его старший сын из своего опыта, гораздо большего, чем у отца и его соседа, мог бы многое добавить по этому поводу, но благоразумно промолчал. Тот отправился к выходу из раздевалки и дошел до стола, за которым пила чай неопрятная старуха, равнодушно взирающая на мужские муди. Вместо ответа она вздохнула, встала и взяла ключ, представляющий ручку с короткой изогнутой углом толстой проволокой.

Она прошла за ним вставила проволоку в дырку на дверце и поворотом ручки, закрыла его, потом второй. В большом гулком зале мылись несколько десятков мужчин и детей самого разного возраста, не было только самых мелких.

Пока Вовка ходил, его брат и отец уже нашли себе место и на лавке стояли три шайки с положенными туда мочалками. Места эти уже были окачены кипятком и слегка парили. Батя обвел глазами зал и не найдя больше свободных тазов в своем запарил веник.

Номерки были привязаны к ручкам шаек. Они зашли в дверь парной и замешкавшему Вовке сразу крикнули сверху:. Да, пожалуй, такой парилки ему видеть не приходилось. К ее обустройству отнеслись очень просто, про сухой пар здесь никто знал. Под, возвышающимися к потолку сиденьями, из стены торчала труба с вентилем, откуда с шумом, клубами тумана вырывался пар.

В этом пару было почти ничего не видно, одна лампочка под стеклянным колпаком не могла хорошо осветить эту камеру пыток. И на всех ступенях сидели и хлестали себя вениками десятка полтора мужиков. Кто есть, кто можно было разглядеть только с полуметра, но старшего Фомина узнавали по размерам. И сынка привел, правильно, о ни.. Они уселись на горячую, мокрую, широкую скамью, Некоторое время сидели молча, ожидая, пока кожа даст пот.

Но во влажном пару, было трудно определить этот момент. Но другой, увы, не пока не было. Мужики, же от души нахлестывая себя вениками, разговаривали о том, о, сем. Как вдруг один из них сказал:. Все на мгновение замолчали, потом уверенный голос Ермолаича нарушил тишину. Может, перепутали с кем? Постепенно разговор оживился, всем хотелось, чтобы у Мишки, который, видимо был известен всему поселку, все было хорошо.

Но в Вовкиной, сейчас почти фотографической памяти звучали Славкины слова:. Ему вдруг надоело в парной, он вышел и присоединился к Мишке, который сидел около тазика и валял дурака. С его приходом брат оживился и начал кое-как мыться. Вскоре к ним присоединился и отец. Он был мрачен, и несколько раз выругался, а Мишка словил подзатыльник.

Они помылись до красноты натерли друг другу спины и, ополоснувшись пошли одеваться. Увидев очередь в парикмахерскую, отец чертыхнулся и направил свои ноги в буфет. Мама, как и следовало, ожидать, еще не появлялась. Буфет также был полон народа, но из этой очереди Павла Александровича уже было не оторвать За стойкой стояла огромная буфетчица, увидев Фомина, к которому была явно неравнодушна, она воскликнула:. И тут же налила ему две кружки жигулевского, причем шапка пены была не в пример меньше чем у его предшественников.

Парням было куплено по бутылке ситро, они подошли к одной из пустых бочек, во множестве, стоявших в зале и принялись за питье. Представляешь, по газетному портрету Сталина, суки. Ушли и даже пробитую газету не сняли.

Только кипешь такой поднялся, всех парней и родителей взяли, что теперь будет х. Батя тоже услышал этот разговор и, наклонившись к Вовке, очень тихо спросил:. Отец выпрямился, и облегченно вздохнул, по его лицу потек пот, он залпом выдул вторую кружку и пошел еще за двумя. Вскоре в дверях буфета появилась мама, она с тревогой оглядывала зал, и, увидев своих, мгновенно успокоилась.

Закончив с пивом, отец повел свое семейство домой. Уже совсем стемнело, и только редкие фонари освещали улицу, по которой шли такие же припоздавшие банщики. Когда пришли домой, и мать стала разбирать сумки, отец взял кисет с махоркой, ловко не глядя, скрутил самокрутку, и предложил Вовке прогуляться.

Они медленно шли по улице, было тепло, и даже душно, наверно скоро соберется гроза. Отец курил, и молчал. Стоявшая на углу стайка подростков, приблатненого вида, увидев их, перебежала на другую сторону улицы, и оттуда робко поздоровались. Тебе же придется на работу устраиваться на завод. Я слыхал, про эту команду, говорили, завод купит, форму спортивную, отдельный паек у вас спортивный будет, по крайней мере, на партийном собрании это дело мы обсуждали, все понимают, что если после работы, да еще и бегать, без еды вы ноги протянете.

Ну, а учиться сможешь в вечерней школе, да и деньги не лишние в семье будут. Ты знаешь, я пожалуй и соглашусь, только вот возьмут ли тебя? Хлюпик ты у меня еще. Ну, тут батя, пожалуй, хватил лишку, хотя, конечно, он сравнивал сына с собой. Только, что сравнивать кряжистого мужика сантиметров роста и сто двадцать килограмм веса, который на войне чуть ли не одной рукой подталкивал снаряд Катюши на направляющие вместе с двумя заряжающими, тащившими этот снаряд на лямках.

А так он ничем не был хуже своих сверстников. Они пришли домой, ужин уже грелся на плите, рядом с огромным баком, в котором собиралось кипятиться белье. Кто это сказал, не помнишь? Вовка мог бы уточнить происхождение русской пословицы, но не стал, зачем вносить смуту в тихий вечер и говорить о библии. И чтобы к шести мы были уже на реке. А кто уборку делать будет, белье полоскать? Посидим зорьку, и часам к десяти— одиннадцати придем.

Парни займутся уборкой, а мы на колонку пойдем белье полоскать. Ну что ты хмуришься, моя желанная. Отец обнял маму за плечи, та, казалась в его объятьях маленькой девочкой. Но по ее порозовевшему лицу и улыбке было видно, что Павел Александрович хорошо знает, как разговаривать со своей женушкой. Когда сильные руки отца сдернули с Вовки одеяло, тот еще спал и видел сны, как он вколачивает очередной гол в ворота соперников на стадионе в Лунниках, и тысячи людей на трибунах кричат,— Гооол.

Он открыл глаза, было еще совсем темно. Над ним отец расталкивал не желающего вставать Мишку. Тот сонно ворочался в постели и отбивался, как мог. Отцу надоело, и он просто взял и вытащил его оттуда. Чайник уже гудел на плитке.

Вовка выжимал еще горячее белье и складывал его таз, из которого потом мать будет его доставать и отстирывать на стиральной доске. Мишка схватил жестяную банку в коридоре и саперную лопатку убежал с воплями палисадник копать червей.

Отец тем временем заварил сухарницу, их любимое блюдо. Полпакета черных сухарей с небольшими вкрапления единичных белых сухариков, было щедро посыпано солью, мелко нарезанным луком, это все он залил бурлящим кипятком и удобрил двумя столовыми ложками постного масла.

Они сели за стол и в три ложки в мгновения ока подъели всю сухарницу из большой жестяной миски. Потом был кирпично-красный чай с отколотым кусочком кускового сахара в прикуску, и затем рыбаки, накинув куртки, отправились к реке. По широкой тропе таких рыбаков двигалось немало.

Они тихо беседовали между собой, старательно избегая темы рыбной ловли. Когда пришли к реке, то солнце уже освещало их берег.

Другая же сторона была еще в тени. Старая плоскодонка, лежала затопленная в воде. Отец напрягся, мышцы на руках вздулись буграми и он с хеканьем за цепь, вытащил лодку, заполненную водой на берег. Потом они повернули ее на бок и смотрели, как оттуда выливается вода, вместе с мальками и прочей живностью. А так, по крайней мере, если и течет, то совсем малость.

Из прибрежных кустов было извлечены весла, две доски и камень с веревкой, какие-то глиняные шары. Со скрежетом открылся замок на цепи. И через несколько минут лодка была уже на воде.

Парни налегли на весла и медленно двинулись вверх по течению. Двигались они недолго до большого затона и по указанию отца встали как раз в том месте, где течении реки встречалось с медленной водой затона, образуя заметную струю с мелкими водоворотами. Когда встали на якорь, и течение развернуло лодку, батя вручил им удочки.

Длинные сухие ореховые удилища были, в общем неплохи. Но вот все остальное Толстая, пожелтевшая леска, наверно с полмиллиметра, конечно, никаких катушек, ржавые крючки и поплавок из пробок, через который продернута леска и заткнута спичкой. Грузила были сделаны из свинцовой ленточки обернутой вокруг лески и закушенной зубами.

В это время на дно с плеском и шумом ушел первый глиняный шар, за ним второй. Батя все говорит, что на тухлятину сом придет. В очередной заброс Вовкин поплавок ушел под воду, и он подсек, что-то приличней, чем густера.

Минута борьбы и на поверхности блеснул желтизной большой лещ. Но Вовка и не собирался этого делать, Он аккуратно подвел рыбину к лодке, и та моментально попала в стальные пальцы бати, который век не возил с собой подсачек. За таким клевом время шло незаметно, но солнце поднималось, и рыба клевала все реже. Было поймано еще три крупных голавля, но леща, такого, как у Вовки больше не было. Наконец, был отдан приказ, поднять якорь и лодку медленно понесло течением туда, откуда она пришла три часа назад.

Вовка, подправляя веслами путь, размышлял:. На берегу, они переложили всю рыбу в мешок. Вновь затопили лодку и с сознанием хорошо сделанного дела пошли домой. Батя был доволен и, пыхтя самокруткой, по дороге разглагольствовал, что давно так не отдыхал. И что теперь густеры навялит прилично, а уж лещ с голавлями пойдут сегодня на сковородку. Все равно хранить негде. Когда они пришли домой, у мамы уже заканчивалась стирка, на улице в тачке лежала оцинкованная ванна и белье в тазах, Сама мама сидела на кухне и сплетничала с соседкой, Увидев рыбаков, та льстиво начала расспрашивать:.

Батя сморщился, но сунул руку в мешок и, вытащив одного из голавлей, сунул в руки настырной бабе. Та рассыпалась в благодарностях и выскочила за дверь. Здесь пропущено по требованию издательства 70 процентов текста. Так, что прошу прощения у тех читателей, что не успели его прочитать.

Продолжение пока буду выкладывать регулярно раз в один — два дня. Не ожидал, что в такую передрягу с вами вместе попаду,— озабоченно улыбнулся он, — Анатолий Иванович хотелось бы в ближайшее время с вами встретиться переговорить, — обратился он к Серегину. Поверите ли, дома за месяц всего несколько раз был,— сообщил он московскому тренеру, — так, что не знаю даже, когда смогу уделить вам время. Так ведь это не просто получилось,— ответил Серегин,— второй месяц, что я, что ребята, только футболом и живем.

Было заметно, что ему до смерти хочется поговорить с тренером заводской команды, но видимо его поджимало время, потому, что он несколько раз глядел на часы. Он попрощался и побежал к остановке, к которой, как раз подъехал рейсовый автобус. Когда тренер и команда остались на опустевшей грунтовке, Серегин нахмурился. Будем надеяться, что останемся в соревнованиях.

Василий Иосифович вспомнил о своем спутнике, которого он почти насильно привез в Куйбышев, только к вечеру. Он сегодня вновь поехал со своим фронтовым приятелем на соревнования. Но смотреть там было не на что. Их команда с разгромным счетом обыграла одну из районных команд и поэтому они уехали, не дожидаясь конца матча. Генерал очень не хотел, чтобы его вновь успели поймать местные партийные руководители, поэтому все время торопил Герасименко. Тому тоже не было возможности рассиживаться на юношеском футболе, поэтому они уехали обратно в часть, где после того, как полковник разобрался с неотложными делами, они продолжили вчерашний банкет.

Когда в зале столовой появился Аркадьев, Василий Иосифович был уже на кочерге. Садись Борис Андреевич, доложи, как у тебя день прошел. А мы с Колей празднуем, его мальчишки тринадцать — три выигрывали, когда мы уезжали.

Понял, как дети летчиков играть должны!? За столом кроме него сидели несколько человек из командного состава части. Все также были изрядно подшофе. Борис Андреевич сел за стол и ему немедленно налили штрафную. Будучи в жизни вежливым скромным человеком, он не смог отказаться и выпил налитый небольшой стакан, и решительно отставил его в сторону.

Изрядно набравшийся Герасименко повернулся к Василию и сказал уже без всякой субординации:. У нас свобода, кто хочет, пьет, кто не хочет, не пьет. Видевшие этот момент засмеялись, а полковник сделал вид, что он просто хотел подвинуть стул. Честно сказать, я вам благодарен, что меня сюда вытащили,— сообщил Аркадьев, накладывая себе картошки с тушенкой, — познакомился здесь с интересными людьми.

Особенно команда заводская внимание привлекла и ее тренер. Понимаете, Константин Николаевич,— пустился в объяснения Борис Андреевич, — ваша команда обычная юношеская команда, играют, как и должна играть.

По вашим местным меркам вполне неплохая. А вот заводская команда, она играет совсем в другой футбол, и мне кажется, что если бы они тренировались месяца на два, три больше, то споров о том, кто займет первое место, не было бы вообще. Ребята из заводской команды, шли нестройной толпой, громко обсуждая, едва не случившуюся драку. А Вовка и Серегин следовали сзади, негромко переговариваясь.

Завтра утром будет видно. Может, ребята без меня еще раз сыграют? А то, один лидер в команде не очень хорошо. Так, что посидим пару часиков, поговорим? Поэтому для вашей команды заказана форма, которая будет не хуже, чем у летчиков. Поздравляю вас с победой. Так держать и дальше. Ребята радостно завопили, и с гамом начали заходить в столовую. Там их встретили улыбающиеся официантки. Если в начале сборов персонал столовой довольно настороженно отнесся к ребятам, то сейчас после очередного выигранного матча их встречали уже, как настоящих победителей.

Юрий Александрович уселся за стол к Серегину и пока тот расправлялся с первым блюдом начал говорить:. Анатолий Иванович, послушай, у меня есть одна идея. Я в курсе, что тебе предлагают место тренера в дублерах наших Крылышек.

Но сейчас уже сентябрь, после окончания турнира, соревнований у нас больше не предвидится. Вот скажи, зачем тебе на зиму уходить от нас? Я слышал ты еще и Фомина за собой тянешь. Так ведь нельзя поступать. Серегин перестал есть и молча смотрел на физорга, ожидая, что тот скажет дальше. Но пойми и меня. Через три месяца уже хоккейный сезон. Мне, что вновь тренера искать. Я ведь помню, ты неплохим нападающим был. Давай договоримся, ты остаешься до марта у нас, ну а дальше, как решишь.

Анатолий Иванович задумался, потом посмотрел по сторонам и крикнул Фомину:. Вовка в это время уже доедал второе — тушеную капусту с сарделькой. Его соседи за столом также почти расправились со своей едой. Собственно ничего собой не представляющее питание, для них казалось верхом роскоши, и хотя они уже больше месяца столовались за счет завода, привыкнуть к такой кормежке они не могли до сих пор.

Он взял тарелку с остатками капусты и стакан компота из щавеля и мяты, пересел за стол к взрослым и вопросительно глянул на Серегина. Может ты мне, что присоветуешь? Наверняка Юрий Александрович, лучше, чем я может это сделать. Сам то, что по этому поводу думаешь? И тренер, и физорг без улыбок смотрели на него и ждали, что скажет им пятнадцатилетний пацан.

Я так понимаю, что в хоккейной команде вы думаете сохранить основной костяк нашей футбольной команды? Потом, если мы до сборов работали в первую смену и успевали еще и тренироваться вечером, то, как мы будем тренироваться зимой на неосвещенных площадках, большой вопрос.

И, наверно главный вопрос, в какой хоккей мы будем играть русский или канадский? Хм,— произнес Вовка и непроизвольно дотронулся до затылка, где у Федора Челенкова был большой уродливый шрам, скрытый волосами. Но сейчас его рука коснулась кожи, на которой не было и следа от травмы, полученной в юности, когда шайба, пущенная сильным броском, попала ему в голову и его, обливающегося кровью, унесли со льда. Медсестра, дежурившая на матче, забинтовала ему голову и он через пятнадцать минут, еще не очень соображая, вновь рвался в игру.

И только категорический запрет тренера остановил эти попытки. С освещением катка мы вопрос решим. Так, что после тренировки успеете еще заниматься в вечерней школе. Тем более, что тренировки будут ведь не каждый день? Надеюсь, до первых соревнований мы успеем сыграться. А вот в какой хоккей мы будем играть, вы так и не сказали? До войны я шарик во всю гонял. Вот с твоим тренером не раз друг против друга бились.

Я бы лично для себя только в хоккей с мячом и играл. Но вот сейчас, что-то много стали внимания канадскому хоккею уделять. Не знаю, чего в нем такого уж привлекательного. Бегай в этой коробке тесной, ни ума, ни фантазии. То ли дело в русском хоккее. Но вот приходят указания о необходимости развития канадского хоккея. Думаю, что надо будет в тренировках сделать уклон в его сторону. Вот скажите, много команд этой зимой будут участвовать в соревнованиях по хоккею с шайбой? Ну а если вдруг возникнет вопрос о проведении соревнований по хоккею с шайбой, думаю, что если неплохо будем играть с мячом, то и с шайбой не отстанем.

Все равно для футбола осталось нам меньше трех месяцев. Соревнований впереди не предвидится, если только сами не устроим игры, к примеру, на заводской кубок. А потом плавно перейдем на коньки. Ладно, понял я твои резоны. Юрий Александрович,— обратился он вновь к физоргу,— ты прости, но я еще подумаю. С Крыловым переговорю, как они на это смотрят. Послушай Владимир Павлович, — обратился он к Вовке по отчеству,— у меня и к тебе есть предложение.

Но вот есть у меня должность кладовщика. Сам видел, сколько у меня спортинвентаря, а будет еще больше. Я тебя бы взял к себе на эту работу.

Думаю, что вполне справишься с ней. И времени для учебы и тренировок будет больше. Ну, как подходит тебе моя задумка. Завтра, послезавтра дам ответ. Это ведь не к спеху? Но все же у токаря на заводе будет намного меньше свободного времени. К тому же, у тебя неплохо получается тренерская работа, и если станешь работать у меня, для нее также найдется время,— приступил к дальнейшим уговорам физорг.

А тебе по окончании вечерней школы такие рекомендации дам, что ты в институт физкультуры без проблем сможешь поступить. На этом разговор завершился, и заводской физорг умчался по своим неотложным физкультурным проблемам. Как волков флажками обложили. Они засмеялись, на этот смех, сидящие рядом ребята заинтересовано поворачивали головы, стараясь понять, о чем таком смешном говорят тренер и Вовка.

На вечерней тренировке Фомин попытался начать разминку, но ничего не получилось, при движении руки в правом плече так стреляло, что он с трудом удержался, чтобы не закричать. Увидев его перекошенную физиономию, Анатолий Иванович махнул рукой. Надеюсь, что еще пара дней и смогу выйти на игру. А так сегодня после ужина надо опять завтрашнюю игру обговорить, а то ребята услышали уже, что Сызрань летчикам тринадцать три продула, так думают, что завтра и мы так же их обыграем.

Этот настрой надо сбивать. Вовка сделал вид, что внимательно слушает воспоминания тренера, а сам вновь размышлял, как поступить с предложением физорга. Уж очень оно ему пришлось по душе. Работа кладовщиком предполагала практически свободных график работы, и возможность когда надо заняться своими делами, но вот зарплата оставляла желать лучшего. Он ушел в свои мысли и только, когда его тронули за плечо, вернулся в действительность.

Найди фельдшера, может он тебе мазь, какую посоветует, получше лопуха,— усмехнулся Серегин,— лечи свою руку и готовься, вечером надо настраивать команду на завтрашнюю игру. На следующее утро заводской стадион вновь был заполнен поселковыми ребятами и кое-где сидели взрослые, желающие поглядеть игру своей команды. У команды из Сызрани своих болельщиков не было, и со всех сторон слышались только крики и свист, поддерживающие заводчан.

С самого начала игра не задалась. Сызранские парни, проиграв с разгромным счетом вчера, сегодня начали матч крайне осторожно, практически не атаковали и самоотверженно защищали свои ворота. Заводчане, начавшие игру с непрерывных атак, играли, крайне небрежно, защита больше глядела, что происходит у ворот противника, а не у себя под носом. А робкие действия нападающих Сызрани еще больше заставляли их расслабиться. Несмотря на указания тренера, игра никак не могла выйти в конструктивное русло.

На перерыв команды ушли с нулевым счетом под откровенный свист трибун, недовольных таким итогом. В раздевалке Серегин почти кричал, требовал от ребят собраться и начать играть по-настоящему. Вовка тоже пытался внести свою лепту, но возбужденные парни его почти не слушали. Играть ни хрена не умеют, только у ворот толкутся. А ты Вовка, не играешь и вообще помолчи, не хер было по ночам бродить да на плюхи нарываться.

А сейчас ни хрена не получится, заменить бы Игоря, с таким настроением делать ему нечего на поле, да на кого? Он посмотрел на Серегина,— тот по-прежнему убеждал ребят более ответственно подойти к игре, но похоже, это было бесполезно. Вскоре раздался свисток и заводская команда, презрительно глядя на бегущих рядом сызранцев выбежала на поле. Второй тайм начался так же, как и первый, сызранцы "окопались" у своих ворот и нападающие заводчан буквально вязли в их обороне.

Минут через пятнадцать игра полностью перешла на ту сторону. Вовка Третьяков надвинул кепку на лоб, стоял, опершись о штангу, и демонстративно плевался семечками. Трибуны шумели и требовали гола. И тут из суматохи, которая царила в штрафной площадке гостей, неожиданно кто-то из них отдал удачный пас своему полузащитнику, тот, не видя перед собой препятствия, храбро понесся в сторону ворот заводчан, около штрафной довольно неуклюже обвел защитника и вышел один на один с вратарем.

Третьяков, забыв про семечки, пытался выскочить ему навстречу в попытке перехватить удар, полузащитник явно заволновался и ударил по мячу, не пытаясь обвести вратаря, при этом еще умудрился попасть бутцей по земле. Но, тем не менее, мяч пролетел буквально в сантиметрах от пальцев, бросившегося на него вратаря, и медленно вкатился в ворота, остановившись сразу за белой линией.

Трибуны на долю секунды ошеломленно замолчали и затем взорвались негодующими криками. После пропущенного гола, игра у заводчан не заладилась еще больше, они начали нервничать, попытки начать атаки не удавались. А у сызранцев, воодушевленных удачей, начало получаться все. Уже дважды их нападающие били по воротам и только благодаря собравшемуся вратарю, счет в игре не стал больше. Вовка смотрел на его легкие прыжки и думал, что если надежды оправдаются, то сделает все, чтобы Третьяков не оставил футбол и играл вместе с ним в одной команде.

Но, вот то, что эта игра сдана сомнений уже не было. Он прекрасно сам помнил такие моменты, когда вдруг все перестает получаться, и все попытки что-то изменить ни к чему не приводят. Хотя заводчане, по-прежнему значительно превосходили противника в физической подготовке и в последние минуты встречи все пытались пробить его оборону, но командной игры не было абсолютно.

Костин рвался вперед, пытался обвести сразу нескольких защитников и, в конце — концов, терял мяч. Единственно, что после пропущенного мяча защита перестала ловить мышей, и внимательно следила за действиями сызранцев. Но те, поняв, что не успевают за быстрым противником вновь ушли в глухую оборону, даже и не думая атаковать. Концовка матча прошла в постоянных атаках заводчан. Но гола так и не было.

Раздался финальный свисток и под оглушительный свист трибун, игроки заводской команды, не глядя друг на друга, уныло побрели с поля. В раздевалке впервые за последние две недели было тихо, ребята молча, без обычных шуток и подколок переодевались. Серегин, стоял в углу глядел на угрюмых пацанов и тоже ничего не говорил. Но когда тот или другой парень ловил на себе его изучающий взгляд, то сразу вспыхивал краской, думая, что именно его тренер считает виновником сегодняшнего проигрыша. Зато в соседней раздевалке стоял неимоверный шум, сызранцы до сих пор не могли поверить, что они выиграли у заводской команды, которая до сих пор шла без поражений.

Они кричали, смеялись, делились впечатлениями. Когда оттуда в очередной раз донеслись слова, — Оказывается у заводских только понты и были, — кто-то из ребят не выдержал и плотно закрыл дверь. Поговорим о сегодняшней игре вечером, и обсудим все ошибки. Пока же скажу, что еще не все потеряно, и мы вполне можем побороться за первое место, если только больше не будем проигрывать. Когда ребята вышли из здания, обычной сутолоки вокруг не наблюдалось, с трибун уже ушли все зрители. Вовка шел, внутренне улыбаясь, глядя на унылые лица товарищей по команде.

Но вообще то надо быстрей поправляться и выходить на поле, а то не дай бог, продуем пару игр и привет трудящимся. В поселке возьмут да еще кому-нибудь наваляют вечерком за хреновую игру.

В классе было тихо, и раздавался только тихое шуршание перьев по бумаге. Сидеть за партой было неудобно. Вовка, в который раз оторвался от писанины и задумчиво прикусил зубами кончик ручки, который и так уже представлял собой сплошной огрызок. За окном было темно, мела метель, порывами ветра в стекло бросало тучу снежинок, которые, шурша по стеклу, падали вниз.

Декабрь выдался на удивление снежным. Как было бы хорошо, если бы в вечерней школе не было литературы. И кто ее только придумал. Мало я мучился в прошлой жизни, так теперь и здесь пришлось писать сочинение. Целую вечность про Печорина не вспоминал, а теперь хочешь, не хочешь, а пиши, — опять подумал он. Варвара Николаевна проследовала к столу и, закутавшись в шаль, уселась на стул.

В это время Вовка почувствовал, как ему на колени что-то положили, он глянул и увидел там пару тетрадных листков, исписанных аккуратным округлым девичьим почерком.

Он глянул на свою соседку. Лена Климова усердно писала, что-то в своей тетрадке. Заметив его взгляд, она прошептала, не поворачивая головы:. Рука, которой он сегодня со всего маху ударился о бортик, распухла и посинела, но ручку держать могла.

Он автоматически переписывал то, что ему подсунула Климова, и даже не пытался вдуматься в смысл текста. Ленка всегда писала сочинения на пятерки. Фомин, в который раз подумал:.

И сам смутился этих мыслей,— чего радуюсь, девчонке пришлось из-за болезни матери идти работать, школу бросить, а я доволен, есть, кому подсказать. Он усердно списывал дальше и вспоминал прошедшие месяцы, которые пролетели в трудах и заботах. Их команда все же выиграла осенний турнир, в дополнительной игре обыграв команду ДЮСШ.

Приходил Аркадьев и еще раз пытался уговорить Серегина уехать в Москву, с Вовкой он не разговаривал, но Анатолий Иванович рассказал, что настырный москвич выспросил все про лучшего игрока команды.

После турнира все вошло в свою колею, вновь начались трудовые будни в качестве ученика токаря, тренировки и учеба в вечерней школе. Но физорг свой задумки не оставил и все же уговорил Павла Александровича не противиться переходу его сына на работу кладовщиком. Как потом признавался Вовке, он изрядно струхнул, когда тот при первом разговоре побагровел и послал его подальше.

Так, что вскоре пришлось Вовке прощаться со своим участком и наставником. Толик ему намекнул, что на сухую прощание не пройдет, поэтому пришлось, идти с ним в рюмочную, где после двух стаканов вермута Семенов на удивление быстро опьянел, после чего Вовке пришлось вести его домой. Ковшов, уже на следующий день узнал о таком событии, но особо по этому поводу не выступал. И на прощание пожелал отличной спортивной карьеры. Тренировки команды продолжались до снега, а после того, как была залита коробка, ребята приступили к тренировкам на льду.

Сразу выяснилось, что почти треть команды на коньках стоит неважно, что совсем не прибавляло оптимизма ни Вовке, ни тренеру. А тут еще возникли проблемы с вечерней школой. Когда он собирался идти туда, казалось, что никаких затруднений у него не будет.

И действительно обширные знания, и жизненный опыт сразу выделили его из массы рабочих, приходящих на занятия. Но оказалось, что в его памяти осталось далеко не все, что нужно для хорошей учебы. Поэтому в первый месяц он удивлял учителей, которые его отлично помнили. А сейчас такое впечатление, что ты все напрочь забыл. Тебе теперь придется потрудиться, чтобы наверстать все, что ты когда-то выучил.

Светлана Михайловна в учительской наверно обсудила это со всеми преподавателями, и они старались во всем помочь Фомину. Однако учительница литературы, наверно, шестым чувством чуяла отношение своего ученика к ее предмету. Поэтому в классном журнале напротив его фамилии по литературе стояли двойки вперемежку с редкими тройками.

А первое его сочинение, она с удовольствием прочитала вслух под смешки одноклассников. Но все же ему повезло. В один прекрасный вечер, когда почти все уже сидели за партами двери класса отворились, и в них вошла Лена Климова. По рядам пронесся гул, разновозрастный контингент класса с интересом разглядывал красивую девочку.

Она в свою очередь окинула взглядом парней и решительно направилась к парте Фомина. Лена сидела молча, смотрела на доску и только ее покрасневшие щеки выдавали волнение. Нет времени ни на что, а на сплетни и тем более.

В это время в класс зашла учительница, они встали, загремев крышками парт, и разговор пришлось прекратить. После уроков они пошли домой вместе, получилось это вроде само собой. По дороге говорила в основном Лена, она рассказала печальную историю, что ее маме не так давно сильно не повезло, на ногу свалилась тяжелая чугунная отливка, перелом был сложный и в больнице хотели вообще ампутировать конечность, но все же поставили гипс, а доктор сказал, что работать, как прежде она не сможет.

И теперь они с тревогой ждут снятия гипсовой повязки. Пока Климова выкладывала ему эту историю, Вовка вспомнил, что уже слышал дома об этом случае, вот только ему было в то время не этого события, а потом оно и вовсе вылетело из головы. Учительница пошла вдоль рядов, собирая тетради. С вздохом облегчения Фомин дописал несколько слов, незаметно вытащил листки и сунул их в ящик под парту.

Удивительно все же, с грамотностью у тебя дело обстоит неплохо, хотя над синтаксисом работать и работать, а вот писать сочинение совсем не можешь. Бери пример со своей соседки. Лена взяла бы ты над ним шефство, что ли? Попробуй его подтянуть немного, скоро четверть заканчивается, а у него по литературе двойка намечается.

Когда спускались по лестнице мимо них, громыхая по ступенькам, с хохотом промчались несколько парней из Вовкиной команды. Они уже давно не предлагали ему ходить вместе домой. Все знали, что у него есть для этого спутница. Но когда Вовка подавал Лене пальто, один из парней, уже выбегая в двери, крикнул:. Когда физорг звал его на работу, то конечно обещал почти золотые горы и манну небесную, ничего, конечно, такого Вовка не ожидал, но на него вдобавок свалилась забота по экипировке своей команды.

Он, когда начал работать кладовщиком, не знал никого и ничего. Работать было неимоверно трудно. Для начала, никто из тех, с кем ему приходилось общаться, не воспринимал его всерьез.

Только сейчас через три месяца он потихоньку начал обрастать нужными связями и налаживать снабжение, и даже пользоваться определенной известностью в специфических кругах. Нигде ничего просто так достать было нельзя. А формы для хоккеистов не было вообще. Поэтому почти все пришлось делать самим. Он привлек к этому несколько человек, у которых росли руки из нужного места, но все равно, свободного времени у него не оставалось совсем. Но все же он, вспоминая свою первую юность понимал, что быть кладовщиком спортивной базы большого завода гораздо лучше, чем кладовщиком, который когда-то был у них в спортивной школе.

Иметь большой завод за своими плечами, совсем не то, что какое-то РОНО. Всегда находились варианты для нужных обменов и прочего.

Поэтому сейчас ребята катались на вполне приличных коньках, а не тех страшилах, которые валялись в куче хлама. Ее он давно разобрал и списал, невзирая на горестные вопли Юрия Александровича, что это хорошие коньки, только немного ржавые, и отличные ботинки, ну а то, что в носах у них дырки в которые влезают пальцы — это ничего страшного. Все в таких играют. Да, что говорить, даже изоленту для клюшек так просто было не найти. Очень помог Серегин, он знал всю физкультурную мафию города и быстро свел его с нужными людьми.

Так, что к Новому году и первым соревнованиям в январе их команда подходила прилично экипированная, хотя и не очень сыгранная. Когда они вышли на улицу ветер стих, но снег начал валить еще сильнее.

За полгода Фомин заметно подрос и сейчас был почти на голову выше своей спутницы. По пути домой Лена, смеясь, рассказывала, как он писал сочинение. Ошибки, наверно не успел проверить? Вовка махнул рукой,— Ай, да ладно, там и без меня будет, кому двойки ставить. И тут же начала извиняться, вспомнив про амнезию.

Некоторое время они шли молча. Через какое-то время он глянул на обиженное лицо Климовой и решил объясниться. Я постоянно занят, и просто нет свободного времени для таких занятий. Обещаю, что учебу подтяну сам. Несмотря на его старания до дома девушки они дошли в молчании. Она сухо попрощалась и пошла к себе. Эх, плюнуть бы на все, да роман закрутить, и на хрен нужна вся карьера, в прошлой жизни в этом возрасте на меня такие красавицы не западали.

Он шел и сам смеялся над этими мыслями, ему было совершенно ясно, что роман не состоится. Не до романов, весной его ждет большой футбол. Когда он зашел домой, там аппетитно пахло пирогами. Мать суетилась у печки, а отец методично выжимал две двухпудовые гири. Мишка, лежа на кровати, с завистью смотрел на его вздувающиеся бицепсы, и грустно поглядывал на свои тощие плечи.

Очень не по нраву ему была новая Вовкина работа. Утешало его лишь одно, что с весны она закончится, но язвил он по ее поводу постоянно. Не цепляйся к нему больше. Последние две недели мама была при счастье. Когда в конце ноября она пришла домой и начала говорить, что вроде бы реформа денежная скоро грядет, старший сын тут же сообщил, что тоже слышал об этом.

И настойчиво посоветовал положить все деньги, которые у них были, на сберкнижку. Денег в загашнике у мамы было всего полторы тысячи, и нести их сберкассу она категорически не хотела.

Однако настойчивость сына сделала свое дело, и она унесла все сбережения в сберкассу. Очередь из желающих сдать туда свои деньги несколько убедила ее в правоте сына.

А когда в декабре по радио зачитали новость о денежной реформе, и том, что деньги, хранящиеся на дому, обмениваются в расчете один новый рубль на десять старых, она гордо ходила мимо соседей, которые не догадались сделать также и сразу обеднели в десять раз.

Поэтому старший сын у нее стал непререкаемым авторитетом в денежно-кредитной политике страны, и не только в ней. Паша, ты тоже садись, небось, проголодался, после своих гирь.

Батя доделал свою сотню выжиманий и аккуратно поставил гири в угол. Умылся вслед за сыном и уселся за стол. Вот завтра опять с утра с парнями формой займемся. Потом по работе надо съездить в пару мест. А там уже и тренировка. Вы там на своем хоккее все убьетесь. Ни дня без болячек и ушибов не проходит,— закричала она. У нас каждый день такая заруба идет! И ты мне коньки обещал, на снегурках надоело кататься.

Ребята смеются, говорят, что брат всей команде доспехи сделал, а брату не может. Действительно, Вовка, что ты Мишке до сих пор доспехи не сделал? Я на заводе работаю, ты работаешь, мать тоже мимо не прошла. Так, что в выходной идите в ваш подвал и подгони на брата. Что-нибудь из того, что вы там наваяли. Я днем вчера заходил к Санычу, так видел, сколько всего ты натаскал.

Никогда не думал, что у меня сын такое жучило вырастет.